_DSC8612-min

Суд Ленинского района продолжает штамповать обвинения задержанным на антикоррупционном митинге 26 марта в сквере Пушкина. В мае ожидается новый виток разбирательств над организаторами и теми, кто пытался защитить их от пресса полицейских.

Пока же осудили только участников акции. В вину им ставят гиперреактивность – слишком громко кричал «Позор!», когда задерживали неповинных; слишком сильно хотела прорваться сквозь живую цепочку полицейских, чтобы всё-таки попасть на митинг; слишком вольно ходили по скверу и слишком пристально смотрели, что творят правоохранители.

По схожим причинам свинтили Вячеслава Завгороднего. А потом осудили – выписали штраф в размере 500 рублей и запрягли на 30 часов общественных работ. Славе 19, он учится в чапаевском колледже. Живёт он с бабушкой, так как в шестилетнем возрасте оказался у неё на опекунстве. Его забрали от матери, которая, по его словам, совершенно не занималась воспитанием. Плюс – она жила с преступником, убившим восьмерых

человек.

Корреспондент «Альфа Post» съездил к Славе в Чапаевск, чтобы получше узнать о жизни самого молодого осуждённого по делу о митингах 26 марта в Самарской области.

Несмотря на твой статус, о тебе по-прежнему мало что известно. Перед интервью просматривал твои странички в соцсетях и заметил там огромный пробел – до середины прошлого года был Слава обыкновенный с типично подростковыми посточками, а в этом марте появился Слава-оппозиционер, который бросает оппозицию себе на «стену». Отчего твоя жизнь так круто изменилась?

— На самом деле я просто не афишировал свои политические взгляды долгое время. Бывало, выкладывал острые посты на «стену», но потом сразу удалял. О моих взглядах можно было узнать лишь по репостам выпусков kamikadze_d [видеоблогер, который в сатирической манере анализирует громкие политические события в России – Авт.].

Тогда почему ты решил открыться?

— Я перестал бояться. Раньше я, честно признаюсь, очень боялся преследования. Видел, как людей сажали в тюрьму за простой перепост, «лишний» комментарий или «нежелательную» картинку. Сейчас стал медийным, и чётко осознаю, что если меня посадят, то начнётся шумиха. Когда окружён друзьями, единомышленниками, жить в нашей стране становится не так страшно.

_DSC8605-min

Почему тебя привлекла именно повестка Навального? В тренде потому что сейчас?

— Ну, сейчас в тренде также Мальцев, но мне он совсем не нравится. Здесь дело не в популярности политика, а в его убеждениях. Мальцев, например, помешан на идее, что Россия больше всех страдала от репрессий власти, поэтому великая страна. Мне кажется, нет таких народов в мире, которые бы не страдали от действий власти. Так что его взгляды мне совсем не близки.

О Навальном я узнал совершенно случайно. Знаешь, есть у меня такая привычка, перед сном видео разные смотреть. И вот, засыпая однажды, рандомным образом наткнулся на фильм «Он вам не Димон». Сначала мне показалось странным вычислять активы человека по кроссовкам. Но потом я проверил документы, о которых Навальный рассказывает, и убедился в правоте фильма.

Реально ведь никакой отчётности у фондов этих не было. Куда, как и кем расходуются деньги совершенно неизвестно. Меня это зацепило ещё и потому, что раньше я отдавал деньги на благотворительность. Передача какая-то была по «Первому каналу», вот туда я и отправлял. И там, помню, была жёсткая отчётность по переводам. Это вызывает доверие. А фонды Медведева – нет.

Ты посмотрел фильм. Возмутился. Решил ехать на антиДимоновский митинг. Чего ты ждал от этой акции?

— Во-первых, хотел увидеть людей, которые думают так же, которые испытывают гнев к таким как Медведев. И я их увидел. Неравнодушных в тот день было очень много. Во-вторых, посмотреть, как власть отреагирует на мирный митинг. И мы с тобой знаем, какая была реакция.

А помнишь, что сказала бабушка, перед твоим отъездом в Самару?

— Сказала, что я молодец. А ещё дала бутылочку компота, пару пирожков и несколько сырников.

То есть, ты был готов к задержанию?

— Ехал на митинг с активной позицией, и точно знал, что буду кричать громче всех. Я совсем не хотел, чтобы меня задерживали, но внутренняя готовность к этому была.

За что тебя задержали?

— Я проявлял, так скажем, излишнюю активность. Сквозь цепочки, которые образовали собой полицейские, перекрыв входы в сквер, пытался затянуть к себе людей. Было видно, что пришедшие боятся подходить к полицейским, но и в сквер хотят попасть. Вот я им помогал.

Но взбесило полицейских, когда я кричал «Позор! Позор!», после задержания одного из организаторов митинга. Я стоял очень близко к полицейскому и кричал ему это прямо в лицо. Он посмотрел на меня так презрительно, будто я его изнасиловал. А через секунд 30 меня задержали.

_DSC8596 - копия-min

В момент задержания возле тебя было 4-5 полицейских. Ты ведь понимал, что при желании они могли тебя повалить и отпинать?

— Эта игра стоила свеч. Если я не буду бороться, если струшу и останусь дома, то сам себя лишу достойного образования, качественной медицины и адекватной полиции. Ведь этого сейчас у меня нет, но должно быть.

Наверняка ты первый раз в жизни оказался в автозаке, а потом и в РОВД. Расскажи, как тебе экскурсия в Ленинское отделение полиции на «личном» транспорте.

— Полицейским самим было интересно, за что меня задержали. Помню, они меня об этом спросили, когда мы ехали в автозаке. Я ответил, что кричал «Позор!». Потом один из полицейских спросил, против чего мы выступали. Ответил, что против коррупции. И тут полицейский неожиданно нас похвалил и даже наставление дал продолжать бороться. Не знаю, в шутку он это сказал или нет, но видно было, что его тема коррупции тоже затронула.

В самом РОВД пригодились бабушкины пирожки и сырнички. Ведь до составления протокола нас держали в полном неведении четыре часа и запрещали куда-либо выходить.

Если бы тебя «закрыли», кому позвонил первым делом? Вот я бы сразу родителей оповестил. Просто сказал бы, где я. Чтобы знали. Ведь ни я, ни ты, ни сами полицейские не виноваты, что наверху дали приказ «фас».

— Бабушке, конечно, я бы сразу позвонил. Сказал бы ей, что меня задержали, но ничего страшного со мной не приключилось. Это было бы правдой.

Но правдой горькой. И если бы так случилось, у тебя могла быть статья. А ведь ты ещё колледж не закончил. Не возникало желание всё бросить, после того как из РОВД вышел?

— Мне очень хотелось бабушку увидеть, успокоить её. А по поводу протестов – наоборот, загорелся сильнее.

Не испугался совсем?

— Я жил с человеком, который убивал людей. Помню, как он мёртвую женщину бросил в подвал, а я ночевал над трупом. Сам понимаешь, меня трудно испугать резиновой дубинкой, наручниками и протоколами.

Когда домой вернулся, как бабушка отреагировала на задержание и повестку?

— Сказала, что я герой. И что она мной гордится. Переживала, конечно, по поводу суда, но отнеслась с пониманием. Так как в нашей семье с идеологическими преследованиями уже сталкивались – моего прадеда репрессировали.

_DSC8614-min

В колледже тебя затронула антиэкстремистская кампания, которая началась сразу после митингов?

— Напрямую преподаватели ничего не говорили мне. Но один учитель признался, что на собраниях они думают, как меня отчислить. Учусь я хорошо. Провокаций в колледже не устраиваю. Поэтому им сложно будет найти причину.

Пока что они выбрали стратегию замалчивания. Так, нашумевший фильм «Экстремизму – нет!» показали только в тот день, когда меня в колледже не было. Я тогда в больницу ходил. А одногруппников предупредили, чтобы они со мной этот фильм не обсуждали.

Говорят, что Чапаевск, несмотря на статус ультра депрессивного, где, как мы узнали, любят замалчивать проблемы, довольно оппозиционный город.

— Здесь много быдланов. Это константа города. Но в Чапаевске также много людей, которым не всё равно. В основном, это парнасовцы. За Навального здесь, пожалуй, только я.

Параллельно с антиэкстремистской кампанией начались суды над задержанными на митинге. Я был на твоём первом заседании. Может, мне показалось, но я видел, как у тебя дрожали руки, когда ты с судьёй говорил. Чего ты боялся в тот момент?

— Действительно, на первом суде мне было очень страшно. Я не понимал процесса. С судебной системой до этого я был знаком лишь по рассказам и книжкам. А здесь ты стоишь перед судьёй и не понимаешь совершенно, за что тебя хотят осудить. Именно непонимание вызывает страх. А по поводу того, что меня «закроют», я не переживал. Вещи даже с собой на каждый суд приносил.

Разобравшись в судебном процессе, я втянулся, и страх растворился. Система простая – если подаёшь ходатайство касаемо полицейского, его отклоняют; если прошения убрать ненужные документы, его отклоняют; а вот добавляет ненужные документы суд с радостью.

Давай конкретно теперь. Расскажи о своём процессе.

— На заседаниях по статье о неповиновении требованиям полиции правоохранители откровенно врали. Они говорили, что я выкрикивал лозунги разные, но сами не могли припомнить хотя бы одного. Плюс – на видеозаписи, которую они же сами делали, тоже видно, что никакие лозунги я не скандировал. Кроме того, полицейские путались в собственных показаниях – не могли точно определить задержали меня до начала или уже во время митинга.

Адвокат обратил также внимание на показание свидетелей. Один писал заявление после посещения бара «Голодная пиранья», а второй вообще на следующий день. А ведь протоколы полицейские составляли в день митинга, основываясь именно на этих сомнительных показаниях свидетелей.

На суде свидетели не могли выдвинуть конкретные обвинения, зато постоянно вспоминали про Сирию и Майдан. Как это относится к митингам против коррупции – непонятно. Над их словами все смеялись. Даже судья.

_DSC8619-min

Ты в этом поварился. Несмотря на старания адвоката, тебе назначили штраф и запрягли на общественные работы. Ты видел, как врали полицейские. Слышал, какую ахинею несли свидетели. Чем теперь тебе представляется самарский суд?

— Самарский цирк, я бы сказал. Цирк с клоунами. В представлении участвовали ряженные в полицейскую форму и судебную мантию люди. Все они некомпетентны. Они даже врут так неубедительно, что вызывают смех друг у друга.

У тебя стипендия – 7 600 рублей. Пенсия у бабушки – 9 тысяч рублей. Доходов больше нет. При этом продолжаешь ходить на митинги. Не задумывался о будущем? Учитывая, что в России сегодня оппозиционер = нищий.

— Я и так нищий, мне терять нечего. А если серьёзно – брошу я протесты, закончу колледж, получу «удостоверение» программиста, поступлю в университет, получу высшее образование, не найду работу и стану нищим. Всё будет так, исхода нет. Если, конечно, не пытаться изменить порядок государства. Этим я как раз и собираюсь заниматься.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter