image

В прошлом кредитный специалист «ВКБ» сообщил суду, что в ходе следствия по данному уголовному делу Следователем по особо-важным делам СУ СК РФ по Самарской области, майором юстиции Супотницким Е. В. (ныне подполковник – прим.редакции) и Старшим опер-уполномоченным по ОВД 5 УЭБиПК ГУ МВД России по Самарской области, майором полиции Мухиным С. Ю., на него было оказано психологическое давление, целью которого было принуждение к подписи протокола допроса, который не содержал тех показаний, которые давал свидетель.

В частности, в протокол не были внесены сведения, касавшиеся залога личного имущества Владимира Чекмарева (в прошлом бенефициар «ВКБ») за кредиты сторонних физических лиц, которые, по версии следствия, были оформлены Назаровым в целях личного обогащения и улучшения отчетности перед ЦБ РФ. Учитывая, что уголовное дело построено не вокруг обвинения Олега Назарова, а вокруг защиты Владимира Чекмарева, внесение правдивой информации о залогах имущества экс-бенефициара «Волго-Камского Банка» могло попросту развалить настоящее уголовное дело.

Поразительна и позиция гособвинения, которое будто впервые слышит о давлении на свидетелей, хотя даже в данном уголовном деле – это уже не первый случай, когда свидетели заявляют о фальсификации информации в протоколах допросов. Ранее главный бухгалтер «ВКБ» и господин Лузин заявляли об аналогичных ситуациях. Оснований не верить свидетелю у прокурора быть не может, и её основная задача – это правосудие, а не обвинительный приговор любой ценой.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter