SONY DSC

Вялое «Эхо» и женские кроссовки Медведева

За несколько часов до приезда Навального в Самару мне удалось записаться в «волонтёры». Добровольцем я, конечно, стал не в чистой форме. На один день. Из профессионального интереса – заглянуть за кулисы открытия предвыборного штаба оппозиционера.

На Некрасовскую, 94 меня пригласили к двум часам дня. В это время Алексей Навальный вместе с Леонидом Волковым уже сидели в студии самарского «Эха Москвы». В штабе к пресс-конференции неспешно готовились самарские штабисты и постоянные спутники Навального Руслан и Катя. Они колесят вместе с кандидатом в президенты по стране и оперативно отписывают об открытии штабов на персональный сайт Алексея.

Меня встречают радушно, так как, по сути, я первый из журналистов и местных жителей, кто посетил штаб Навального в Самаре. Руслан делится паролем от Wi-Fi с логином «Navalny2018». Связь плохая, поэтому Женя Трубченко, местный штабист, перенастраивает роутер. Как раз есть время побеседовать. Расспрашиваю Руслана о Самаре. «Когда ехали, честно говоря, боялись, что Меркушкин, что-нибудь вычудит – признаётся он – Очень уж он у вас колоритный персонаж».

В ответ он интересуется, читал ли я расследование. Признаюсь, что на текст сил не хватило, но фильм посмотрел. Вот только, говорю, с кроссовками вы намудрили. «Нет, ты даже не думай, там все натурально проверено. Мы нашли в Москве ту же модель. И, что прикольно, только 39 размер и только женские. Но они точь в точь, как у Медведева. Не знаю, может, он унисекс носит, а, может, и правда, женские предпочитает» – рассуждает о гардеробе премьер-министра Руслан.

Подходит время выступления Навального на самарском радио, волонтёр Миша Борисов настраивает громоздкую музыкальную систему на волну местного «Эха». Руслан переключается на разговор с Мишей: «А Навальный уже выступает? Нет ещё? Ну, тогда тише сделай, там пока нечего слушать». Но как только из динамиков доносится голос Алексея, все замолкают.

На некоторые вопросы радиоведущих я узнаю ответ раньше, чем его произнесёт Навальный. Руслан или Катя наизусть знают программу Алексея и оттого могут предугадывать ход мыслей кандидата в президенты. Программа на «Эхе» выходит вялая – ведущие, будто, специально не дают оппозиционеру создать тот драйв, который был на «Дожде» во время дебатов оппозиционера с Лебедевым.

Шидловская предупреждает Навального, что надо бояться власть. Лейбград, над голосом которого подшучивают Руслан с Катей, в своём фирменном стиле сводит разговор на некие антропологические преграды и экзистенциальное самоощущение. Гор балансирует на грани фола, успокаивая соведущих. Навальный как обычно – никого не боится, линию свою гнёт и знать не знает об антропологических преградах, якобы, ожидающих его на пути.

Паханы с плакатами и меткие яйцеметы

Передача на самарском «Эхе» завершается ровно в три. До начала пресс-конференции остаётся чуть меньше 30 минут. Мы расставляем стулья для журналистов – заявлено и аккредитовано порядка 20 человек. Миша Борисов сходит с волн самарской радиостанции и включает приятную, энергичную музыку. Сквозь мотивы про калифорнийскую мечту в исполнении The Mamas and The Papas до нас доносятся крики с улицы. Пока мы слушали Алексея, возле входа в штаб собралось человек 30 «титушек» разных мастей, чтобы радушно встретить оппозиционера.

SONY DSC

Они растягивают плакаты «Навальный – вор», «Передай привет Госдепу», «Навальный – негодяй», «Вор должен сидеть в тюрьме». На противоположной стороне улицы двое мужчин растянули бутафорский флаг США. Среди пестрой толпы «патриотов» мое внимание привлекает мужчина с плакатом, где он называет Навального контрацептивом (в грубой форме). На безымянном пальце левой руки замечаю перстень с изображением короны. На тюремном сленге это означает – пахан, вор в законе. От объектива камеры он машинально, будто по привычке, прячет лицо.

Крепкие мужчины (сторонники Вячеслава Мальцева) без особых усилий оттесняют «титушек» от входа в штаб, выстраивая заградительную стену. Самарские штабисты вызывают полицию. Пресс-конференция не отменяется. Аккредитованных журналистов запускают в штаб.

SONY DSC

Пока рассаживается пресса, на входе возникает скандал – в зал не пускают Ингу Пеннер с «ГИСа» и Дениса Сарова со «СКАТа». Они заранее не позаботились об аккредитации. По правилам, их пускать запрещено. «Ну, мне что, раздеться что ли, чтобы вы меня пропустили?!» – возмущенно предлагает Инга. «Вот вы нас не пускаете, а потом не удивляйтесь, что мы про вас плохо напишем» – грозится Саров. Во избежание толкучки на входе неаккредитованных журналистов всё же пропускают.

SONY DSC

Навальный с Волковым появляются с чёрного хода. Как только начинается пресс-конференция, обозлённые «титушки» на улице закидывают окна штаба яйцами. Поджигают мусорные урны возле входа. Пытаются выбить двери, но крепкие мальцевские ребята сдерживают натиск.

SONY DSC

Во время пресс-конференции, кто-то из волонтёров неосмотрительно выходит на улицу, чтобы словами утихомирить толпу. Его тут же закидывают снежками и яйцами. Полиция приезжает, примерно, через 40 минут после вызова. Особого энтузиазма правоохранители не проявляют, но сам вид людей в форме остужает «титушек». Покричав, напоследок, хором ругательства, критики Навального расходятся точно к концу пресс-конференции. Возле входа в штаб на асфальте остаётся мокнуть бутафорский флаг США.

SONY DSC

Эсхатологический восторг

До начала встречи с местными жителями остаётся чуть больше часа – назначено на шесть вечера. У штаба выстраивается длинная очередь. Но пока никого не запускают, опасаясь новой провокации от «титушек». Навальный уходит в комнату для переговоров давать отдельные интервью.

Волонтёры в это время могут перекусить и подготовить зал к новой встрече. Заявлено 310 человек желающих увидеть и пообщаться с Алексеем. Поэтому из зала убирают всё, кроме баннера с повторяющейся надписью «Навальный 2018». Однако, когда люди постепенно заполняют помещение, становится ясно, что все не поместятся. Приходится ужиматься, «вдавливать» себя в стену и не дышать полной грудью.

На старте выступления вырисовывается ещё один прокол организаторов – «галерке» не видно Навального, так как он стоит на уровне собравшихся. Мы бежим в подсобку, находим небольшой стол (высотой до колена) и выносим к Навальному. Он встаёт на него, но теперь новая проблема – лампы закрывают его лицо. Один из местных быстро разбирается с этим – закручивает лампы о провода, прижимая к потолку. Алексей разряжает нахмуренную толпу: «Не сомневался, что в Самаре умелые люди живут. У вас ведь здесь Аэрокосмический университет».

SONY DSC

После небольшой вводной части Навальный отвечает на вопросы. Самарцы интересуются его мнением о Путине – марионетка Кремля или великий правитель. «Путин – это не чувачок, которым управляют – уверен Алексей – Он и есть зло. Без его личного указания, не происходит распределение бюджета. Поэтому выборы президента – это борьба с коррупцией Путина».

Местные жители опасаются не превратится ли Навальный в Явлинского, который, якобы, часто меняет своё мнение в угоду разных политических сил. «Лавировать не будем – обещает Навальный – Но, я считаю, что надо объединяться со всеми, кто против этой власти».

Радикально настроенные самарцы спросили, готов ли Навальный возглавить революцию. «Революция – это когда суды честно судят, а губернаторы избираются. И тоже честно – отвечает Алексей – Изменение системы – это революция. Мирная, антикриминальная революция. Я готов её возглавить».

Некоторые выводили на провокацию вопросами типа, что Навального удержит от искушения властью. «Лекарство от подобного рода искушения – никто не должен стоять у власти больше восьми лет. И срок президентства надо сократить до 4 лет. Не понравлюсь вам как президент – убирайте сразу. Я обычный человек и не буду утверждать, что никогда не поддамся на искушение».

Самарцы загадывали на оптимистичный итог президентских выборов и любопытствовали, как Навальный в качестве главы государства будет поддерживать связь с народом. «Адовые прямые линии организовывать не буду. Президент не должен решать такой массив проблем. Местными проблемами обязан заниматься местный глава, которого вы сами будете выбирать. Поэтому когда я буду к вам приезжать, у вас будет не так много вопрос и жалоб».

И в финале дня с оппозиционером ему задали вопрос неизбежности – не боитесь, что вас могут убить. «Всё возможно. У нас большое количество убийств при самом большом количестве полицейских. У меня, конечно, нет мазохистского удовольствия подвергать себя риску. Я понимаю, к чему может привести моя деятельность. Но я и дальше буду отстаивать свои принципы».

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter