tupolew_edited

Наработки куйбышевских конструкторов и инженеров нашли широкое применение в других направлениях. Помимо военной авиации двигатели «Кузнецова» встали еще и на «гражданскую службу». На базе авиационных газотурбинных двигателей были созданы наземные двигатели НК-12СТ для привода нагнетателей в составе газоперекачивающих агрегатов. На официальном сайте предприятия говорится, что сегодня более трети всех газоперекачивающих агрегатов России и зарубежья приводятся двигателями «НК» (НК-12СТ, НК-14СТ, НК-14СТ-10, НК-16СТ, НК-36СТ). Наземные двигатели «Кузнецова» востребованы в производственной деятельности ПАО «Газпром». Кстати, последняя разработка наземного двигателя НК-38СТ была создана на базе турбо-винто-вентиляционного двигателя НК-93, который планировалось устанавливать на магистральные пассажирские самолеты Ил-96, Ту-204 и перспективные грузовые Ту-330.

Однако ключевое слово тут «планировалось». Ил-96 и Ту-204 летают в основном на пермских ПС-90А, а Ту-330 пока в проекте. Впрочем, Ту-330, судя по всему, тоже будет летать на пермских «движках».

И это притом, что разработанный Николаем Кузнецовым НК-93 считается более совершенным двигателем, чем ПС-90А (максимальная тяга 16т). Двигатель НК-93 — это первый российский двигатель V поколения с выдающимися эксплуатационными характеристиками. Он обладает тягой 18 т и соответствует требованиям малошумности и экологичности. Однако НК-93 почему то так и не был запущен в серийное производство. Вместо этого идут заказы на оснащение современных российских самолетов пермскими ПС-90А, а также американскими и английскими «Pratt & Whitney и Rolls-Royce». Вот такое импортозамещение с подачи Ростеха.

Между тем НК-93 — это тот двигатель, который мог бы поднимать в воздух недавно презентованный МС-21. Поэтому слова руководителя отдела по связям с общественностью Натальи Кураковой о том, что «Кузнецов» не имеет компетенций по разработке двигателей для гражданской авиации, следует воспринимать критически. Будто легендарный конструктор Николай Кузнецов был некомпетентен в сфере двигателестроения для гражданской авиации и не было такого шедевра, как НК-93. Тут либо сегодня на «Кузнецове» не обладают достаточной компетенцией, либо не желают признавать очевидные вещи.

Вместо того чтобы новейший пассажирский авиалайнер МС-21 оснастить двигателем НК-93, слегка адаптировав его, ГК «Ростех» поручает с нуля вести разработку двигателя V поколения пермскому «Авиадвигателю». По сути, Ростех поручил пермякам изобретать велосипед.

Финансируется проект МС-21 с 2008 г. за счет госпрограмм. В рамках этого проекта специально для МС-21 был разработан базовый двигатель со взлетной тягой 14 т, получивший название ПД-14. По всей видимости, сегодня курирует этот проект бывший губернатор Самарской области (2007-2012 гг.), а ныне первый заместитель генерального директора ГК «Ростех» Владимир Артяков. В июне 2014 г. он вместе с губернатором Пермского края Виктором Басаргиным побывал с визитом на «Авиадвигателе». Делегаты лично присутствовали при сборке двигателя ПД-14 и осмотрели выставку его деталей и узлов. В ноябре 2015 г. ПД-14 прошли летные испытания. Стоит напомнить, что Басаргин на посту губернатора Пермского края — это креатура Ростеха.

Таким образом, когда в повестке дня встал вопрос создания современного российского авиалайнера, самарские двигателестроители со своими практически готовыми разработками оказались за бортом, а востребованным оказался пермский куст двигателестроения. Впрочем, без заказов оказались не только самарские двигателестроители. В кооперации по реализации проекта МС-21, судя по всему, не участвует ни одного самарского предприятия. Следует полагать, что такая тенденция будет наблюдаться и в дальнейшем. Объяснение этому может быть следующее. Пермский край — один из опорных регионов ГК «Ростех». На протяжении длительного времени его возглавляют фигуры, лояльные корпорации Сергея Чемезова. Сегодня таковым является Виктор Басаргин. Поэтому госзаказы отправляются в Пермь. По сути дела, отсутствие самарских предприятий в кооперации по разработке и производству МС-21 можно расценивать как экономические санкции со стороны ГК «Ростех» в отношении Самарской области, которые могли быть приняты по политическим мотивам.

Сегодня пермские двигателестроительные предприятия уверенно дорабатывают ПД-14. Их серийное производство намечено на 2018 г. Правда, серийный выпуск МС-21 планируется начать чуть раньше — в 2017г. Пока в Перми не приступят к выпуску ПД-14, авиалайнеры МС-21 будут летать на американских двигателях PW1400G компании «Pratt & Whitney». Впрочем, это неудивительно: у Сергея Чемезова всегда были хорошие отношения с его американскими партнерами, независимо от того, как складываются внешнеполитические отношения между Россией и США.

Исключение из проекта самарского куста предприятий авиастроения однозначно является корпоративным решением Ростеха. Однако бьет оно непосредственно по экономике Самарской области, «Санкции» Ростеха автоматически исключают инвестиции в новые технологии и заказы на производство наукоемких продуктов. Без госзаказа и перспективы сбыта заниматься разработками новых двигателей не будет ни одно предприятие. Поэтому те наработки, которыми сегодня обладает «Кузнецов», будут устаревать. Решение Ростеха имеет санкционный характер, причем с отложенным эффектом, т.к. не только лишает область текущих денежных вливаний, но и обеспечивает ей нарастающее технологическое отставание в будущем. С каждым годом «санкций» у Самарской области будет оставаться все меньше шансов называться центром российского авиастроения. Политический характер этих «санкций» также очевиден. Артяков лишился поста губернатора Самарской области, а Басаргин был назначен на аналогичный пост в Перми весной 2012 г., скорее всего, по одной причине — по итогам президентских выборов.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter