Антон Гуськов

Заповедник демократии

На место депутата Губернской думы от Сызранского одномандатного избирательного округа на прошедших выборах претендовали Владимир Симонов («Единая Россия»), Антон Гуськов («Партия Роста»), Марина Ерина (КПРФ) и Михаил Усов (ЛДПР). Казалось, итог ясен. Ведь Симонов представляет одну из самых богатых семей в области, а его ближайший соперник – Антон Гуськов – местный адвокат, выдвинутый от малоизвестной в области партии.

Однако сразу после оглашения результатов голосования Сызранский округ окрестили «заповедником демократии». Так как здесь «Единая Россия» (в лице Владимир Симонова) хоть и победила, но набрала минимальный процент поддержки во всей области – жалкие 24,13%. При этом разница между первым и вторым местом здесь совершенно незначительная – Гуськова поддержали 23,26% граждан.

С одной стороны, отрыв Симонова от Гуськова в 0,87 % (или 361 голос) говорит о живом политическом ландшафте в этом округе, где возможно более-менее честная борьба. С другой стороны, победу с таким мизерным превосходством вполне можно объяснить разного рода фальсификациями на участках. Вторая версия выглядит более правдоподобной, так как в день голосования от наблюдателей в Сызрани поступали сообщения об имеющихся нарушениях избирательных прав. Примечательно, что в массе нарушений были отмечены участки, где единоросс получил большинство голосов.

Чудесные нестыковки

Факты нарушений отмечали и наблюдатели от Антона Гуськова, которые присутствовали на каждом участке в Сызрани. Это побудило адвоката, заручившись поддержкой команды, провести расследование о фальсификации итогов выборов. На первом же этапе обнаружилась масса нарушений, о которых Гуськов рассказал нашему корреспонденту:

Мы сделали итоговую таблицу результатов голосования и стали анализировать. В некоторых моментах обнаружились подозрительные вещи. Вот, например, в ДК «Горизонт» было два избирательных участка, на которых должен был быть похожий результат. Так как люди с одного района голосуют, как правило, одинаково. Но здесь проголосовали абсолютно по-разному. На одном участке я выиграл с перевесом в 200 голосов, а на другом меня обогнали на 200 голосов. Чтобы разобраться в этом, начали сверять протоколы с итоговой таблицей. Оказалось, что там, где я выиграл, протокол сходится с ней, а там, где проиграл – нет

Продолжив расследование по той же схеме, Гуськов с командой обнаружили, что на более чем 14 избирательных участках протоколы не сходятся с итоговой таблицей. И практически на каждом из них с большим отрывом выиграл Симонов. Адвокат подал в суд на УИКи. Члены избиркома, явившиеся на судебное заседание, неприятно удивили:

На заседании суда члены избиркома вдруг заявляют нам, что у них протоколы с их итоговой таблицей сходятся. Объяснение простое – протоколы были переписаны. В частности, на участке в ДК «Горизонт» после подведения итогов голосования, протокол распечатали, копии раздали наблюдателям, в числе которых был мой наблюдатель, и когда все наблюдатели разъехались, комиссия чудесным образом заметила, что в протоколе есть технические нестыковки. И, как ответственные профессионалы, они оперативно провели новое собрание, исправили неточности и распечатали новый протокол

Гуськов признаётся, что на суде получил, так называемый, исправленный протокол. Изучив его, он наткнулся на одну странную деталь – время подписания протокола, выданного его наблюдателю, и протокола «исправленного», одно и то же. Хотя члены избиркома сами признались, что проводили заседание комиссии. При этом на суде они уточнили, что подобного рода собрания длятся не меньше 10 минут. И это была не единственная странность в протоколе, предоставленном членами избиркома:

Мы заметили ещё один факт – подписи в «нашем» протоколе и протоколе «исправленном» – разные. Об этом мы заявили на суде. Судья отклонил нашу претензию, сославшись на то, что мы не специалисты в этой области. Действительно, специальную экспертизу мы не проводили, однако во время судебного заседания сотрудник прокуратуры, который там присутствовал со стороны правоохранительных органов, сверив подписи, согласился с нашим утверждением

Попали в кадр

Без членов участковых избирательных комиссий, к которым у Гуськова и его команды были претензии, разбираться дальше не было смысла. Поэтому они попросили вызвать их в суд. Однако никто из членов участковой комиссии не явился. Представители избиркома принесли лишь заявления от каждого члена УИК, где было сказано, что подписи принадлежат им, и они просят рассмотреть дело в их отсутствие.

Так, подтвердив подлинность подписей в «исправленном» протоколе, члены УИК фактически согласились, что если выяснится, будто протоколы подписывали не они, то им светит уголовное наказание. Проверить это можно было, лишь достав записи камер видеонаблюдения с избирательных участков, где протоколы были переписаны. По словам Гуськова, целый месяц избирком под разными причинами переносил время выдачи этих записей. Тем временем, заседание суда несколько раз переносили, и в итоге Сызранский суд не удовлетворил иск Гуськова.

Для обжалования решения городского суда адвокат направил заявление в областную инстанцию. И как раз перед заседанием в облсуде он, наконец, получил видеозаписи. На этой неделе он выложит их в сеть. Пока же Гуськов на словах пересказывает содержание:

Как я и предполагал, никакого повторного заседания на участке в ДК «Горизонт» не было. На видео записано, как члены УИК разбирают КОИБы, укладывают бюллетени в мешки, составляют протокол и уезжают. На участке гаснет свет, примерно, в 11 вечера. Камеры продолжают работать. И то ли в полчетвёртого, то ли в полпятого утра включается свет, в кадре появляется комиссия, они достают КОИБы, подключают к ним принтер, вбивают данные, распечатывают протокол и подписывают его

Согласно же закону, если в протоколе какая-либо ошибка, члены комиссии обязаны позвонить кандидатам, наблюдателям, СМИ, зарегистрированным на участке, и оповестить их об ошибке. Тогда кандидаты, наблюдатели и СМИ возвращаются на участок, и только при них члены УИК исправляют протокол. Они же этого не сделали. Вместо этого подписали протоколы тем же числом и временем, надеясь, что никто не заметит подмену.

После просмотра фильмов Гуськов направил заявление в Следственный комитет о проведении в порядке ст.144-145 УПК РФ проверки на предмет совершения членами избирательных комиссий преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст.142 УК РФ (фальсификация избирательных документов). В настоящее время СК осуществляет проверку. В скором времени провинившихся членов участковых избирательных комиссий ждёт допрос.

Не найти подвоха

Антон Гуськов рассказывает, что записи с других участков, где протоколы были переписаны, также доказывают вину членов УИК. Где-то члены комиссии покинули участок, не подписав протокол, и за них это делали коллеги. Где-то протоколы переписывались в два часа ночи. Видимо, члены комиссии полагали, что на ночь камеры отключаются. А где-то и вовсе члены УИК не возвращались на участок, а переписывали протокол в каком-то другом месте.

Гуськов надеялся, что областной суд рассмотрит доказательства и вынесет справедливое решение. Но ожидания не оправдались:

Действия областного суда меня разочаровали. Так как судья отказался приобщить к делу видеозаписи. Я попытался зайти с другой стороны – написал заявление о фальсификации протоколов и приложил к этому заявлению видеозаписи в качестве доказательства. Ведь судья обязан обозревать все доказательства, и, по логике, ему просто деваться некуда – должен посмотреть видеозаписи. Однако судья принял заявление, а приложение отклонил

Несмотря на второе поражение в суде, Антон Гуськов сдаваться не намерен. Сейчас он со своей командой формирует единый иск об отмене выборов в Сызранском одномандатном избирательном округе №18. Отменить итоги выборов, по закону, он может в течение трёх месяцев после оглашения результатов. То есть, до 22 декабря. По мнению Гуськова, у него есть значительные шансы на победу в этом деле:

Доказательная база у меня обширная. Ведь на судах избирательным участкам я получал протоколы и другие документы, подтверждающие фальсификацию итогов голосования. Плюс – в моём распоряжении видеозаписи. Я пойду до конца, вне зависимости от того, какому бы давлению не подвергался.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter