image-0-02-05-1190a05ca737c6aba711281e2c667c9175c3cbf69d00a753c1c56d317572839f-V

Грузоперевозчики по всей России готовят масштабную акцию против системы «Платон» на 27 марта. Планируется, что дальнобойщики в этот день съедут с трасс на обочину и прекратят движение на несколько дней. На складах скопится продукция, и после этого правительство услышит их – рассчитывают перевозчики.

Корреспондент «Альфа Post» поговорил с координатором антиплатоновского движения в Самарской области Дмитрием Голдобиным о первой волне митингов, реакции на них Меркушкина и Фурсова, пиар-агентах местных КПРФ и ЛДПР, альтернативном плане борьбы с «Платоном», и к каким непоправимым последствиям он может привести.

Дмитрий занимается грузоперевозкой вот уже 15 лет. Фуру купил на свои деньги. Он – частник. То есть, не состоит в крупной компании типа «Деловых Линий», а самостоятельно сотрудничает с разными поставщиками. Говорит, по началу дела шли довольно хорошо. Но с постепенно появляющимися всевозможными налогами уже забыл, «отбил» стоимость фуры или до сих пор нет. О появлении «Платона» Голдобин вспоминает с нескрываемой агрессией:

Когда в августе 15-го заговорили о системе «Платон», никто толком не понимал, как она нам аукнется. Работали, совсем на неё внимания не обращали. А потом настал ноябрь [начало функционирования системы на федеральных трассах – Авт.], и стало ясно, что деньги утекут из нашего кармана прямиком в «Платон». Решили на работу не выходить. Выждать немного

По словам Дмитрия, процентов 40-50 парка частников в стране тогда встало. Между тем, дальнобойщики в Химках дали старт волнениям по всей стране. Через четыре дня после введения системы «Платон» бастовало уже 19 регионов.

Понимаешь, люди не просто так взбунтовались. И без введения этой системы работать было трудно. Необходимо платить транспортный налог, акциз на топливо и ещё оплачивать издержки ИП, так как я частник-перевозчик. «Платон» стал последней каплей. При этом, такие крупные компании как «Деловые Линии», например, налоги совсем не платят. Вкупе всё это похоже на целенаправленную политику по выдавливанию частников с рынка перевозок для создания монополии несколькими крупными компаниями

объясняет мне Дмитрий

Плавно волна столичных митингов докатилась до Самары. Дмитрий познакомился с организаторами химкинских протестов. Предложили ему стать координатором Объединения перевозчиков России по Самарской области (ОПР создали грузоперевозчики в процессе борьбы за свои права). Он согласился. Вскоре удалось собрать несколько единомышленников в Самаре и выступить с публичной акцией.

В ноябре 2015-го группа дальнобойщиков выстроилась в колонну на Московском шоссе, затруднив движение местным автомобилистам. Голдобин признаётся, что акция была направлена лишь на привлечение внимания властей. Внимание привлекли – на следующий день всем участникам пришли штрафы. Результата не добились. И вообще, впечатления от акции у Дмитрия остались лишь негативные.

Признаю, движение затруднили, создали неудобства. За это совестно. Однако этого не было, если бы сотрудники полиции не перекрыли нам движение на улице Ташкентской. Изначально мы не планировали пробку на Московском шоссе создавать

вспоминает Голдобин

Грузоперевозчикам воевать с властью, по мнению Дмитрия, не следует. Лучше договориться. Однако сам признаёт, что на выступления самарских дальнобойщиков местная власть внимания не обратила. Появились лишь мнимые союзники, которые захотели на бедах перевозчиков пропиариться, утверждает мой собеседник:

Фурсов и Меркушкин могли выделить землю нам под стоянку. Или помочь с созданием сервиса. Тогда, может быть, мы бы не так ругались на «Платон». Но никакой поддержки от них после нашей акции не последовало. Только стали к нам обращаться КПРФ и ЛДПР. Странные листовки подсовывали – с призывом свергнуть Путина. Мы тут причём? Над надо, чтобы «Платон» отменили, а не в революцию играть

Дмитрий полагает, что вместо протестов и связей с «шурыгинскими» партиями, нужно самим состояться как организация и решать местные проблемы. В Самаре, по его словам, большая проблема с въездом гружёной фуры в город. Этому препятствуют ограничительные знаки, которые хорошо было бы заменить.

А весы на Самарском посту – отдельная проблема. Одни фуры проходят там с ужасным перевесом, потому что «крышёванные». На других, честных перевозчиков, весовщики «греют руки». Так что слава о выездных весах, которые расположены возле посёлка Алексеевка, гуляет по всей России

обращает внимание он

Пока же официальный план на 27 марта – не выходить на работу, отказываться от доставки грузов. Это приведёт к скоплению на складах продукция, и, якобы, после этого правительство услышит дальнобойщиков. Голдобина такой план не устраивает, но законной альтернативы ему пока нет.

Наша стачка – возможность для других перевозчиков. Ведь не все коллеги с нами солидарны. Тем плевать на «Платон» и протесты. Они работают в прежнем темпе. А в случае новых протестов ставка на перевозку поднимется, так как машин будет не хватать. И может сложиться ситуация, когда мы несколько дней потеряем в бесполезном протесте, а они заработают. Альтернатива стачке – «охранять» своих клиентов. То есть, в ночь перед погрузкой поколоть шины фурам и самим на работу не выйти. Вот тогда реально все перевозчики встанут. Но это уже прямая война, и мы будем вне закона

Однако если подобный сценарий как альтернатива стачке Дмитрий рассматривает исключительно в теории, многие перевозчики, он говорит, вполне способны на практическую его реализацию. Достаточно и тех, кто готов пойти дальше.

Грузоперевозчики – довольно разношёрстная масса. Однако объединяет нас одно – мы на взводе. И есть те, кто готов с монтировочным ключом на баррикады лезть. Наберётся такая толпа, которая на своём пути может много, кого снести. Конечно, этого не хочется. Правительству следует всё-таки выслушать дальнобойщиков и договориться, чтобы не случилось беды

Пока неизвестно, будут ли самарские грузоперевозчики, состоящие в ОПР, участвовать в стачке 27 марта. Точно станет ясно после планового совещания в самарском отделении за два дня до стачки.

Иной раз хочется послать эти акции куда подальше – заключает Дмитрий – И попросить одно – правительство, не вспоминай, пожалуйста, обо мне. Позволь спокойно жить и работать. Но в тисках жить невозможно

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter