IMG_9620

После неудавшегося митинга 7 октября закрепилось мнение, что протест в Самаре исчез. Это связывают с уходом Николая Меркушкина, осторожностью Михаила Матвеева и снижением градуса агрессии самарского штаба Алексея Навального.

Корреспондент «Альфа Post» поговорил с работниками штаба Егором Алашеевым и Максимом Дементьевым о том, почему рано хоронить протест в Самаре, куда делись оппозиционно настроенные «школьники», что команда Навального придумала против «титушек», и будут ли они сотрудничать с новым губернатором, если тот предложит.

Митинг 26 марта в Самаре отличился не только большим числом активистом, но и самоорганизацией. А вот 7 октября, вроде, народу тоже было немало, но самоорганизация подкачала. Почему так?

Максим. Глобальных проблем с самоорганизацией не было. Ведь запасные планы всё-таки  сработали. На площади был наш человек, и он организовал шествие. При этом колона людей пошла на конкретную точку – к 12-му отделению полиции, куда доставляли задержанных с митинга.

Единственное – в сквере Пушкина люди были одни и те же. Они пришли с конкретной целью – на митинг. А на площади Кирова власти устроили непонятную экологическую акцию, пришли «титушки», были и просто прохожие. Было слишком много отвлекающих факторов.

Егор. Я тоже не считаю, что были большие проблемы с самоорганизацией участников митинга. Проблема, скорее, заключается в количестве. И, на удивление, люди стали больше бояться.

Прошло ведь всего лишь полгода с митинга 26 марта. Слишком короткий срок, чтобы разувериться в своих убеждениях. 

Егор. Митинг «Он вам не Димон» – было самое начало. Тогда люди не могли себе представить, что полиция будет массово задерживать. На митинг 12 июня люди пришли подготовленные, они понимали, что задержания возможны. А вот 7 октября подкачало количество.

 

DSC04374-3-1024x645

В интервью «Медузе» ты сказал, что «весной протестные акции сильно романтизировали» и люди выходили на улицу не из-за политической позиции, а под влиянием громких расследований Навального. Если весной было так, что тогда сейчас движет протестом?

Егор. После митинга 26 марта протестовать стало модно. Люди смотрели расследования Алексея Навального и вливались в романтическую струю протестных акций. Сейчас фильм «Он вам не Димон» отыграл своё, и костяк команды Навального составляют волонтёры, которые настроены на долгую и планомерную работу.

Обвинения, что за Навального идут митинговать только «школьники», развеялись сами собой. В Самаре среди волонтёров, например, намного больше людей в возрасте, нежели чем подростков.

DSC04495-3-1024x680

Почему всего за полгода «школьники» отсеялись?

Максим. Их сильно запугали. В ту же субботу, 7 октября, во многих школах Самары по непонятным причинам увеличили количество уроков. И под любым предлогом пытались задержать в стенах школы старшеклассников.

Егор. По студентам работают точечно. Их вызывают в центр по противодействию экстремизму и опрашивают. Плюс – после митинга 26 марта по приказу областной администрации во всех крупных вузах Самары были основаны штабы по противодействию штабу Навального. Они вычисляют «нужных» студентов и отправляют информацию по ним в региональное правительство.

Через несколько дней после митинга у вас прошла встреча с волонтёрами. Они были довольны акцией 7 октября?

Егор. Честно, я думал, что нам предъявят больше претензий. Но упрёков особых не было. Конечно, люди были очень расстроены тем, что на митинге было много «титушек», которые провоцировали участников акции.

Здесь надо понимать, что провокаторы – это самый сложный момент, с которым нам приходится справляться. Обычно полиция инертна, к ней обращаться бесполезно. Трогать провокаторов тоже нельзя, иначе активизируется полиция, и тебя задержат.

Но сейчас мы монтируем видео по провокаторам на митинге 7 октября. Мы назовём их всех поимённо. Укажем, что руководит «титушками» Дмитрий Холин [глава департамента по связям с общественностью и экспертной деятельности администрации губернатора Самарской области – прим. авт.]. Фильм выйдет на этой неделе.

22365290_699283703615681_6276424209944399644_n

В московском штабе есть легендарный дрон «Володя». Если вероятность обыска в ФБК повышается, «Володя» тут же отправляется к кому-нибудь в гости. Почему вы не поехали в «гости» за день до митинга? Ведь так можно было избежать задержания по пути на акцию.

Егор. Всё организаторы, кроме одного, «ушли в гости». Поэтому мне лично и удалось доехать до места. Но на парковке «Вива Лэнда» меня задержали. Максима не взяли лишь потому, что он на митинг не поехал, его задача была описывать текущие события в соцсети.

Единственный организатор, который ночевал дома, – Евгений Трубченко. Так вот его задержали прямо в автобусе. Он только зашёл, ещё не успел за проезд заплатить, а тут движение автобуса перекрывает полицейская машина, в салон заходят два амбала и вытаскивают Женю.

Максим. По закону, его могут продержать в РОВД только три часа. И как назло полицейским Женя пошёл на митинг за три часа до официального начала. Поэтому полицейским пришлось его катать по городу. Его взяли на пересечении Революционной и Гагарина, провезли по всему Куйбышевскому району, свозили в «Южный город», а потом только доставили в отделение полиции на Мориса Тореза, которое находится через дорогу от места его задержания.

DSC04302-2-1024x609

Как вообще происходит согласование митинга? Указания приходят из Москвы или же сами организовываете? Каждое действие региональной команды Навального контролируется центром?

Максим. Согласование из Москвы приходит для крупных мероприятий. Например, осеннее турне Алексея Навального. Организация и проведение митингов проходит без такого контроля Москвы. Мы уже не первый раз подаём уведомление в самарскую администрацию. И местную специфику власти мы знаем намного лучше Москвы.

Егор. Траты на митинг не распределяются между федеральным и региональным штабами. Нет такого, что из Москвы приходят определённые деньги на проведение и организацию митинга. У самарского штаба есть свой бюджет. Плюс – нам очень помогают волонтёры.

Если брать самое дорогое мероприятие – это был митинг 12 июня. Обошёлся он нам в 35 тысяч рублей. Там была сцена, там был звук, поэтому такая сумма. Митинг 7 октября не стоил вообще ни копейки. Все агитматериалы и плакаты, которые мы собирались развернуть, уже имелись в наличие.

Конечно, если бы ситуация с согласованием была получше, то мы бы заказали и сцену и звук. Но, учитывая все «обстоятельства», не было смысла тратить на это деньги.

navalny-rally-samara-12jun2017_024

В преддверии митинга вышло провокационное видео, где бывший сотрудник «обличает» деятельность штаба. Когда вы комментировали это видео, указали, что с сентября активистам штаба поступали подобные предложения. А не известно, кто звонил? Что именно хотели, и какие деньги предлагали?

Егор. Эта информация пошла от двух бывших волонтёров самарского штаба. Они ничего плохого штабу не сделали. Просто решили уйти из команды. Люди порядочные. Так вот, им звонили, представлялись корреспондентом телеканала «Губерния» и предлагали за 15 тысяч рублей обличить Навального и самарский штаб.

В нашем прошлом интервью вы указали, что камертоном протеста в Самаре выступает губернатор. «Меркушкин, сам того не осознавая, делает очень много для протестного движения». Сейчас губернатор сменился. Он более либеральный. Значит ли это, что протест утихнет?

Егор. Азаров показал свою «либеральность» 7 октября. Многие говорят, что новый губернатор готов работать с оппозицией. Думаю, это к нам не относится. Видимо, Азаров готов работать с Матвеевым, но не с нами.

Максим. Тем более что Матвеев показал своё умение организовывать протест на примере митингов пенсионеров. Азарову в предвыборный период [выборы президента 18 марта 2018 года – прим. авт.], нужна тишина, поэтому он пойдёт на разговор с Матвеевым.

22046076_691808331029885_36995840326590348_n

А если Азаров предложит дружбу самарскому штабу Навального?

Егор. Мы с удовольствием пообщаемся с Азаровым. Екатерина Герасимова в одном из эфиров на «Эхе Москвы Самара» приглашала Дмитрия Игоревича на диалог. Кто знает, может быть, 7 октября произошло недопонимание (смеётся).

Что можно ответить тем, кто протест в Самаре похоронил?

Максим. Сейчас люди, может быть, не готовы выходить на митинги, но в плане протестных настроений в Самаре всё хорошо.

Егор. Если весной мы звали в штаб людей, чтобы они с нами познакомились, и сформировался костяк волонтёров, то сегодня мы зовём в штаб людей верифицировать свои подписи. И осенью пришло уже на порядок больше, чем весной. Поэтому, мне кажется, неправильно говорить, что протест в Самаре утих.

То есть, сейчас можно говорить, что Алексей Навальный уже создал медиамашину, которая движется вперёд и без него? 

Егор. Медиамашина может двигаться без Алексея Навального. Она может двигаться и без нас. Здесь всё взаимозаменяемо. Сколько бы полиция нас не задерживала – на работе медиамашины это никак не отразится.

Максим. Они постоянно устраивают нам стресс-тест. Раньше полиция задерживала просто участников митинга, теперь пытаются обезглавить штабы. Но пока, насколько я знаю, ни один региональный штаб не закрылся. И мы всё делаем, чтобы штаб работал несмотря ни на что.

Фото с митинга 12 июня отсюда 

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl+Enter